Бондаж.ру. Материалы о бондаже, доминировании, подчинении, садизме, мазохизме и фетишизме. Статьи по теории и практике БДСМ, библиотека, галереи, юмор, ссылки, форумы, открытки, обои и игры он-лайн
Главная
Теория
Практика
Атрибутика
Медицина
Литература
Публицистика
Право
Галерея
Кино
Музыка
Мода и дизайн
Развлечения
Обои
О сайте

Сексуальные девиации

    Сексуальные нарушения мешают человеку успешно функционировать в качестве сексуального существа и лишают его связанного с этим удовольствия. Каковы бы ни были их причины, они проявляются как физиологические расстройства. Человек хочет, но не может. Напротив, сексуальные девиации касаются исключительно направленности либидо. Дл них характерна необычность выбора. В одном случае странен объект влечения, в другом - способы его реализации, в третьем - необходимые для этого условия.
    Но необычность - понятие весьма условное. Атипическое - это просто то, что редко встречается, но может не причинять никаких неудобств ни обществу, ни индивиду. Социологический термин "девиация" имеет более узкий смысл, обозначая поведение, которое нарушает какие-то социальные или культурные нормы, вызывая настороженное или враждебное отношение окружающих. Еще сильнее этот негативный оценочный смысл в понятии "половое извращение", которое подразумевает, что такое поведение не только необычно, но и болезненно, что оно нарушает не только социальные нормы, но и законы природы. Наконец, психологически ненормально не только то, что странно (взгляд со стороны), но и то, что причиняет самому человеку неудобства и делает его в каком-то смысле неполноценным. Это лучше всего передается понятием "парафилия" (от греческих слов "пара" - около, вблизи, и "филия" - влечение), то есть "неправильное влечение". Парафилия необязательно нарушает социальные нормы или является болезнью, но она всегда бывает вынужденной и причиняет субъекту, а иногда и окружающим какие-то неприятности. В сексологических справочниках описывается несколько десятков разных парафилий: акротомофилия - влечение к партнеру с ампутированной конечностью; асфиксофилия - эротическое самоудушение; аутонекрофилия - воображение себя трупом; аутопедофилия - воображение себя ребенком и потребность, чтобы с ним обращались, как с младенцем; копрофилия - возбуждение запахом и вкусом кала; копрофагия - поедание кала; эротическая пиромания - потребность что-то поджигать; эротолалия - потребность произносить непристойности; фроттаж - потребность тереться о постороннего человека в общественном месте; геронтофилия - сексуальное влечение к старикам; клизмофилия - сексуальное удовлетворение связано с клизмой; некрофилия - труположство; пиктофилия - неудержимая потребность смотреть эротические картинки, фильмы или видеокассеты; скатофилия - потребность говорить о сексуальных или непристойных вещах с посторонними людьми; скоптофилия - потребность показывать другим свои (эксгибиционизм) или рассматривать (вуайеризм) чужие половые органы; сомнофилия - потребность ласкать спящего незнакомого человека; телефонная скатофилия - потребность говорить непристойности незнакомому человеку по телефону; урофилия - наслаждение вкусом и запахом мочи и самим процессом мочеиспускания; зоофилия - скотоложство; зоосадизм - причинение боли животным и т. д.
    Наиболее часто встречающиеся парафилий - эксгибиционизм, вуайеризм, фетишизм, трансвестизм, садомазохизм и педофилия.

    Эксгибиционизм
Потребность мужчины показывать свои гениталии людям, которые этого не хотят и не ожидают, как правило, женщинам. Обнажение гениталий - важный аспект половой жизни, который может иметь разный субъективный смысл. Это любят делать маленькие дети.
    Некоторые мужчины испытывают потребность демонстрировать свои половые органы незнакомым женщинам или девочкам, получая от этого сексуальное удовольствие. Такое поведение выглядит хулиганским и вызывающим и подходит под статью уголовного кодекса о совершении "развратных действий", на самом же деле оно является неконтролируемым и непроизвольным.
    Эксгибиционисты большей частью отличаются робостью, застенчивостью, испытывают разные сексуальные трудности, стесняются своего тела, хотели бы иметь более внушительный член и т. п. Эксгибиционизм - типичный невротический симптом, за которым стоит неуверенность в себе, страх перед женщиной, неумение подойти к ней. Это своеобразная форма компенсаторного поведения и символической агрессии.
    Поскольку эксгибиционизм пугает женщин, он часто ассоциируется с насилием. В действительности такие люди вполне безобидны. Немецкие ученые изучали сотни судебных дел об эксгибиционизме за много лет и не нашли ни одного случая, когда бы он сопровождался изнасилованием. Жертва отделывается, как правило, легким испугом, не оставляющим долгосрочных последствий. Опрос 903 немецких молодых девушек показал, что почти половина из них пережили встречи с эксгибиционистами, и это было им очень неприятно, но никаких серьезных психологических последствий не имело. Лучшая реакция в подобном случае - просто не обращать внимания, отвернуться или засмеяться. Эксгибиционисту нужен испуг, шок. Если их нет - он отстанет. Девочек надо заранее предупреждать о возможности подобных инцидентов и советовать, как на них реагировать. Уголовные меры в подобных случаях столь же жестоки, сколь неэффективны, так как поведение эксгибициониста сознательному самоконтролю большей частью не поддается.

    Вуайеризм
(От французского "вуар" - смотреть), или скоп-тофилия (от греческого "скопейн" - смотреть),- потребность подсматривать за обнаженными женщинами или за сексуальными действиями других. Сам по себе такой интерес вполне нормален. Редкий мальчик удержится от соблазна тайком посмотреть на голую женщину, а многие мужчины охотно смотрят порнографические картинки и фильмы. Специфика вуайеризма в том, что таких мужчин возбуждает только подглядывание, и притом лишь такое, которое остается тайным, запретным. Порнография их мало интересует. Большей частью это молодые, поздно созревшие, застенчивые люди. В детстве и юности большинство вуайеров испытывали трудности в общении с девочками, многие имели странные мастурбационные фантазии и острое чувство вины по этому поводу. Как и эксгибиционизм, вуайеризм крайне редко сопровождается насилием, но поскольку это нарушает права других людей, таким людям часто приходится иметь дело с милицией. Лучше всего просто не обращать на них внимания. Но если подглядывающий мужчина старается сам привлечь к себе внимание, нужна осторожность: это уже не просто вуайеризм.

    Фетишизм
Состояние, когда половое возбуждение вызывает какой-то определенный предмет - отдельная часть тела, предмет женской одежды или какой угодно другой объект, который у других людей может и не вызывать эротических ассоциаций. Общая психологическая основа фетишизма - способность человека создавать символы и эротизировать вещи. Некоторые эротические символы более или менее универсальны и включены в систему культурного сексуального символизма. Никого не удивляет, что мужчину возбуждают не только сами женские половые органы, но также их изображение или предметы интимного туалета, ассоциирующиеся с половой близостью. Многие люди имеют свои собственные, сугубо индивидуальные сексуальные символы, которые их возбуждают, а других оставляют совершенно равнодушными.
    Парафилией это становится только в том случае, если символ превращается в фетиш, то есть наделяется самостоятельным существованием и приобретает власть над субъектом. Например, если мужчину волнует не женское тело, а только ступня или грудь, или если возбуждает какой-то особый предмет, например, туфля или чулок. Фетишизм неопасен для окружающих, но крайне обедняет сексуальную жизнь индивида, лишая ее личностной окрашенности. Фетишиста возбуждают предметы, а не люди, связанные с этими предметами. Его сексуальна жизнь предельно отчуждена и одинока. Фетишист живет исключительно собственным воображением, разряжая его путем мастурбации. И поскольку его фантазии странны, он ни с кем не может поделиться ими. Эти трудности хорошо показаны в фильме Андрея Тарковского по повести Станислава Лема "Солярис". Хотя внешне сексуальная жизнь фетишиста может быть весьма разнообразной, психологически это только подмена, суррогат чего-то другого. Сами фетиши формируются и приобретают эротическое значение очень рано, обычно еще до полового созревания.

    Трансвестизм
(От латинских слов "транс" - через и "вести-ре" - одеваться) - получение сексуального удовлетворения от переодевания в одежду противоположного пола. Это очень сложное явление. В древних обществах существовали строгие правила полоролевого поведения, включая одежду, регулировались и случаи возможного нарушения этих правил.
    В отличие от транссексуалов, которые отвергают свой гражданский пол, трансвеститы обычно не имеют на этот счет сомнений и не хотят менять свою половую идентичность. Не являются они и гомосексуалами. Хот некоторые гомосексуалы переодеваются в женскую одежду, само по себе переодевание не дает им эротических переживаний, это просто знаковое поведение, позволяющее определить свою сексуальную роль и привлечь соответствующего партнера. То же нужно сказать о лесбиянках, надевающих мужское платье. Напротив, трансвеститам именно женска одежда дает максимум сексуального удовольствия, в остальное же врем они одеваются и ведут себя как прочие мужчины. Некоторые авторы считают трансвестизм формой фетишизма (фетишем является женска одежда). Однако склонность к переодеванию возникает у многих трансвеститов раньше, чем обычно формируются сексуальные фетиши.
    Трансвестизм может иметь разные причины и мотивы. В одном случае он непосредственно связан с обстоятельствами, вызвавшими первое сильное половое возбуждение: мальчик надевает белье старшей сестры, необычна ситуация вызывает у него сильное возбуждение, которое закрепляетс мастур-бационными фантазиями и становится навязчивой потребностью на всю остальную жизнь. В другом случае женское платье позволяет мужчине расслабиться, освободиться от жестких и стеснительных рамок мужской половой роли. В третьем случае налицо эротизированная ролевая игра, возможность проявить себя с необычной стороны. Некоторых трансвеститов привлекает сама по себе эстетика женской одежды, в ней они кажутс себе более красивыми.
    Для окружающих эта парафилия абсолютно безобидна, но иногда такое поведение шокирует жен и домашних, побуждая человека обращаться к врачу.

    Садомазохизм
Сочетание садизма, когда сексуальное наслаждение связано с причинением боли или унижения другому, и мазохизма, когда человек возбуждается от того, что сам испытывает боль или страдания.
    Явление это чрезвычайно сложное. Во-первых, садизм и мазохизм не всегда образуют единый синдром. Во-вторых, и то и другое может быть как психотическим, так и условным, игровым.
    Человек, по имени которого назван садизм, французский аристократ и писатель маркиз Донатьен-Альфонс-Франсуа де Сад (1740-1814) получал сексуальное удовольствие, подвергая свои жертвы,- сначала это были проститутки, а затем дети обоего пола,- болезненным наказаниям и изощренным пыткам, за что и провел большую часть своей жизни в Бастилии и в сумасшедшем доме. Свои изощренные болезненные фантазии и практический опыт он изложил в многочисленных романах, из которых наиболее известны "Жюстина", "Жюльетта" и "120 дней Содома".
    Отличительная особенность садиста - то, что жестокость, которой он подвергает жертву, является не условной и добровольной, а принудительной. Многие садисты - психопаты; овладев жертвой, садист уже не в силах контролировать свое поведение, теряет человеческий облик, он не просто насилует, но калечит и часто убивает жертву, остановить его невозможно. Таковы почти все сексуальные маньяки, вроде знаменитого ростовского Андрея Чикатило.
    В противоположнось садисту, мазохист (название происходит от имени австрийского юриста и писателя Леопольда фон Захер-Мазоха (1836-1895), описавшего эти переживания в знаменитом романе "Венера в мехах") испытывает страстную потребность сам подвергаться боли, наказанию и унижению.
    Захер-Мазох рассказывает, что он с детства обожал читать о пытках, которым подвергались христианские мученики, приходя от этого в какое-то лихорадочное состояние, причем он воображал себя не палачом, а жертвой. В десятилетнем возрасте он случайно подсмотрел, как тетка, в которую он тайно был влюблен, избивала хлыстом своего мужа. Тетка обнаружила присутствие в комнате мальчика:
    "В мгновение ока она растянула меня на ковре; затем, ухватив меня за волосы левой рукой и придавив плечи коленом, она принялась крепко хлестать меня. Я изо всех сил стискивал зубы, но, несмотря ни на что, слезы подступили у меня к глазам. Но все же следует признать, что, корчась под жестокими ударами прекрасной женщины, я испытывал своего рода наслаждение... Это событие запечатлелось в моей душе, словно выжженное каленым железом".
    Поскольку садизм и мазохизм дополняют друг друга, а иногда даже сочетаются в одном лице, сексологи говорят об особом садомазохистском синдроме.
    Однако, в отличие от "подлинного" садиста, который не контролирует себя и получает удовольствие от реальных страданий жертвы, садомазохистские пытки, насилия и унижения имеют условно-игровой характер, осуществляются по добровольному согласию.
    По словам французского философа Жиля Делеза, сущность мазохизма - ожидание: "Боль осуществляет то, чего ждут, удовольствие - то, чего ожидают, мазохист ожидает удовольствия, как чего-то такого, что по сути своей всегда задерживается, и ждет боли как условия, делающего, в конце концов, возможным (физически и морально) пришествие удовольствия. Он, стало быть, отодвигает удовольствие все то время, которое необходимо для того, чтобы некая боль, сама поджидаемая, сделала его дозволенным".
    (Подробнее с философией садомазохизма можно познакомиться по книгам "Маркиз де Сад и XX век". Пер. с франц. М.: РИК "Культура", 1992; "Венера в мехах". Л. фон Захер-Мазох. Венера в мехах. Ж. Делез. Представление Захер-Мазоха. 3. Фрейд. Работы о мазохизме. Пер. с нем. и франц. М.; РИК "Культура", 1992.)
    Садомазохизм, как и все прочие парафилии, коренится в свойствах нормальной сексуальности, которая, как мы видели, часто содержит элементы агрессии, символику господства и подчинения и ритуализацию.
    Садомазохистский синдром встречается у представителей обоих полов, хотя у женщин гораздо реже (приблизительно 5 женщин на 13 мужчин). Он сочетается со всеми сексуальными ориентациями. Среди опрошенных мужчин-садомазохистов ФРГ 30 процентов признали себя гетеросексуалами, 31 процент - бисексуалами и 38 процентов - гомосексуалами. Из-за необычности их сексуально-эротических желаний садомазохисты обычно создают собственную субкультуру, имеющую множество специфических аксессуаров - одежда из черной кожи, цепи, маски, плетки и т. п.
    На Западе у садомазохистов есть свои магазины, журналы, клубы, даже международные ассоциации, проводятся конкурсы по технике связывания, пеленания, подвешивания и т. п. Их сексуальные роли большей частью ритуализованы. Один партнер является господином, "хозяином", а другой "рабом". Интересно, что претендентов на положение "рабов" значительно больше, чем на роль "хозяев": многие мужчины, доминантные и властные в общественной жизни, в постели предпочитают зависимость, своего рода возвращение к детскому состоянию, когда мать или отец их наказывали. Кроме порки и иных форм наказаний, в садомазохистских отношениях широко применяется техника связывания. Человек, связанный по рукам и ногам, находится в полной зависимости от "хозяйки" или "хозяина"; ожидание непредсказуемых прикосновений эротизирует все его тело и усиливает его эмоциональные реакции.

    Мазохизм
Это агрессия, обращенная с внешнего мира на самого себя. У женщин это не столько невроз, сколько гипертрофия традиционной модели фемининности как воплощения пассивности и зависимости. У мужчин согласно психоанализу это своего рода реактивное образование: желание уязвить, причинить боль матери, в свою очередь, становитс потребностью быть наказанным женщиной вообще. В гомосексуальном варианте эта цепь дополняется еще двумя звеньями: властная мать в воображении становится мужчиной, и возникает потребность в наказании другим мужчиной.
    Существуют и более простые объяснения. Например, ребенок испытал первые эротические ощущения во время порки, и в дальнейшем сексуальность ассоциируется у него именно со шлепаньем или ремнем. В этом одно из самых опасных и непредсказуемых последствий телесных наказаний. Другой ребенок пережил сексуальное потрясение, когда кто-то из сверстников во время силовой возни ощупал его половые органы или из озорства сдернул с него трусы, и ему хочется снова и снова испытывать постыдно-сладостное чувство своей беспомощности, наготы и унижения. У третьего возбуждение пришло, когда он сам кого-то оседлал, и ему хочется делать это и дальше. Никакой педагогический контроль не может предотвратить всех подобных ситуаций.
    В стабильных садомазохистских парах, основанных на добровольной взаимодополнительности, насилие является игровым, условным, партнеры хорошо знают эротические желания друг друга и не выходят за обусловленные границы. Но стоит доминантному партнеру увлечься, потерять самоконтроль, как игра может превратиться в настоящую пытку или членовредительство. В садомазохистские игры следует играть только с хорошо знакомыми партнерами. Грань между игрой и психозом не всегда очевидна.

    Педофилия
(От греческих слов "педес" - ребенок и "филия" - влечение) - сексуальное влечение к детям - встречается как среди гетеросексуальных, так и среди гомосексуальных мужчин. Строго говоря, педофилией называется влечение только к допубертатным детям, моложе 10-II лет. Но иногда педофилами называют и любителей находящихся в процессе созревания II-14-летних подростков, вроде описанной Владимиром Набоковым Лолиты. Влечение к 14-16-летним называетс эфебофилией (от греческого слова "эфеб" - подросток, юноша) и психиатрическим диагнозом не является, хотя в большинстве стран, включая Россию, сексуальные отношения взрослых с лицами этого возраста законодательно запрещены.
    Педофилия может быть как постоянной, когда человека сексуально возбуждают только неполовозрелые или находящиеся в стадии созревани дети, так и временной, заместительной, когда предпочтительным партнером является взрослый, но при невозможности или затруднительности сексуального контакта со взрослым субъект переключается на детей или подростков. Истоки педофилии чаще всего коренятся в детских или подростковых переживаниях субъекта. В одних случаях она выглядит нежной, ласковой любовью к ребенку, в которой сексуально-эротические моменты почти не выражены (хрестоматийный пример - автор знаменитой "Алисы в стране чудес" Льюис Кэрролл, который обожал маленьких девочек, но никогда не имел с ними сексуальных отношений). В других случаях она является грубой, вульгарной, прибегает к насилию. Поскольку это совершенно разные чувства, говорить о едином типе "личности педофила" невозможно. Излечить хроническую педофилию трудно; хотя субъективно педофил не виноват в своих наклонностях, для детей он представляет опасность и такое поведение всюду считается преступным.

    Какими бы причинами ни вызывались разные парафилии, все они имеют ряд общих свойств.

  • Все парафилии - результат скорее научения и индивидуального опыта, чем ошибок природы.
  • Степень распространенности той или иной парафилии связана с культурными нормами и образом жизни народа.
  • Все парафилии коренятся в особенностях детского и подросткового сексуального опыта.
  • Парафилии значительно чаще поражают мужчин, чем женщин.
  •     Дальше между учеными начинаются разногласия. Фрейд считал, что все сексуальные вариации, которые он называл извращениями, коренятся в особенностях детского развития и представляют собой остановку или возвращение к его пройденным этапам. Например, эксгибиционизм - следствие детского страха кастрации: демонстрируя свои гениталии, мужчина доказывает, что они в целостности и сохранности. Развивая эти идеи, известный американский психиатр Роберт Столлер видит в сексуальных вариациях "эротическую форму ненависти", своеобразную фантазию мщения: эксгибиционист мстит женщинам за испытанный в детстве страх кастрации, фетишист уменьшает свои тревоги путем дегуманизации, овеществления секса и т. д.
        Другие психологи подчеркивают роль научения. Совпадение первого сильного полового возбуждения с каким-то внешним стимулом может пройти бесследно, но если память о происшедшем включается в мастурбационную фантазию подростка, то этот стимул закрепляется и приобретает мощную эротическую силу. Косвенным подтверждением этой теории служит тот факт, что мальчики не только начинают мастурбировать раньше и интенсивнее девочек, но и значительно больше при этом фантазируют.
        Традиционная психиатрия считала все сексуальные девиации болезнями. Современная медицинская сексология полагает, что это не так. Если девиация не причиняет особых неудобств ни самому субъекту, ни окружающим его людям, ее можно рассматривать просто как индивидуальную особенность. Другое дело, если парафилия угрожает интересам окружающих (например, при педофилии) или если сам субъект не может с ней примириться, переживает ее как болезнь или порок. В этих и только в этих случаях необходима психотерапия. Но какая? Как пишет польский сексолог Казимеж Имелинский, сексологическое лечение может быть успешным только при двух условиях. "Первым условием являетс значительная продолжительность сексологического лечения. Это требует от терапевта больших затрат времени для того, чтобы понять страдание человека в контексте всей его биографии и, как правило, сложной общественной ситуации, в которой он находится. Сам процесс лечени также требует значительных затрат времени. Вторым условием являетс благожелательное, проникнутое пониманием отношение терапевта, позволяющее установить подлинный межчеловеческий контакт, характеризующийся доверием со стороны больного. Атмосфера спешки, искусственности, фальшивой благожелательности, обусловленной скорее рациональными или другими причинами, чем желанием помочь эмоциональному "клиенту", не могут создать оптимальных условий дл проведения сексологического лечения".
        Лечение сексуальных девиаций особенно сложно, так как они коренятся в детском опыте, "отменить" который невозможно, лекарства в таких случаях бессильны. Можно лишь: а) уменьшить внутреннее напряжение личности, сделать сексуальную девиацию менее значимой и навязчивой; б) ослабить половое влечение; в) изменить, модифицировать наиболее одиозные формы сексуального поведения.
        Первая стратегия направлена на то, чтобы разблокировать девиацию, сделать ее более понятной и благодаря этому - менее вынужденной. Это может быть достигнуто с помощью как психоанализа, так и других форм психотерапии.
        Немецкие сексологи во главе с Эбергардом Шоршем предложили для этого метод так называемого эвристического процесса поиска. Терапевт помогает пациенту разобраться в симптомах своей девиации и в том, какое они имеют значение для его психического равновесия. Затем уточняется лежащая в основе этих симптомов проблематика, выясняется, чем пациент мог бы компенсировать или обуздать свои девиантные влечения; анализируется уровень межличностных отношений пациента, какие из них можно использовать в терапевтических целях. И, наконец, с этих позиций рассматривается актуальная психосоциальная позици пациента. Все это, вместе взятое, повышает уровень самосознани личности и дает ей дополнительные возможности для самоконтроля. Длительное (от 35 до 60 сеансов в течение года или двух лет) применение этой психотерапии к 86 эксгибиционистам, педофилам и вуайерам дало очень хорошие результаты у одной пятой, средние - у двух пятых и неудовлетворительные - также у двух пятых этой группы. Хотя их парафилии полностью не исчезли, люди обрели относительное психологическое благополучие, позволяющее в дальнейшем избегать конфликта с законом.
        При особенно опасных парафилиях (агрессивная педофилия, садизм) единственно возможная форма профилактики - снижение уровня полового влечения. Раньше для этого кое-где применяли кастрацию или хирургические операции на гипоталамусе. Сейчас эти методы осуждаются. Та же цель может быть достигнута фармакологически - регулярным приемом антиандрогенов. Однако гормональные препараты не излечивают сексуальных девиаций, а только снижают уровень либидо, облегча сознательный самоконтроль.
        В некоторых случаях, чтобы не попадать в тюрьму, человеку достаточно модифицировать внешние формы своего сексуального поведения. Этому служат разные варианты поведенческой терапии, от весьма жестокой аверсивной терапии (у человека вырабатывают отвращение к определенным действиям, сопровождая их неприятными раздражителями вроде электрошока или рвотного рефлекса) до более гуманной и тонкой психотерапии, основанной на методах внушения.
        Самая эффективная терапия сексуальных девиаций, применяемая в США по инициативе Джона Мани с 1966 года, основана на сочетании антиандрогенного препарата депопровера и специальной психотерапии. Однако это можно делать только по назначению врача (другие антиандрогены дают нежелательные побочные результаты) и под строгим контролем в течение многих лет, а то и всей жизни. Стоит только прекратить прием депопроверы, как пациент снова совершает действия, приведшие его в тюрьму.
        Вообще отношение к сексуальным меньшинствам не столько медицинская, сколько социальная проблема. Есть формы поведения, которые нетерпимы в цивилизованном обществе, они требуют лечения и строгого контроля. Но не все можно и нужно регламентировать. Культура - прежде всего гуманность и терпимость. Между тем, по мудрому замечанию Ф. М. Достоевского, "весьма многие люди больны именно своим здоровьем, непомерной уверенностью в своей нормальности и тем самым заражены страшным самомнением, бессовестным самолюбованием, доходящим иной раз чуть ли не до убеждения в своей непогрешимости". Такая установка гораздо опаснее любых сексуальных девиаций.

    ©Кон И.С., сексолог, историк, философ. www.sexology.narod.ru. Материал из "Tris`s Archives"