Бондаж.ру. Материалы о бондаже, доминировании, подчинении, садизме, мазохизме и фетишизме. Статьи по теории и практике БДСМ, библиотека, галереи, юмор, ссылки, форумы, открытки, обои и игры он-лайн
Главная
Теория
Практика
Атрибутика
Медицина
Литература
Публицистика
Право
Галерея
Кино
Музыка
Мода и дизайн
Развлечения
Обои
О сайте

Лабиринт для короля

    Люди на самом деле весьма рассеянны. Смотрят - и не видят. До тех пор, пока специально для них не ткнуть перстом указующим. Только тогда они вглядятся в облицовку стен, лепнину потолков или картографию наборного паркета. Именно в такой последовательности. Зачем смотреть под ноги в жилом помещении - вряд ли отыщется, скажем, золотой самородок. Даже в доме финансового короля.
    Наборный паркет - как чудо природы. Хочется впасть в детство, уменьшиться ростом, стать вровень с крестными стенами его лабиринта и лицезреть его вензеля и узоры, распутывать искусные хитросплетения живно и плотно пригнанных дощечек благородного происхождения (и клен, и дуб, и тис, и ясень), испуганно пробираясь длинными извилистыми ходами, сотворенными Дедалом, в поисках выхода. В реальность. Вдруг да и выскочит прямо на тебя Минотавр, чудовищный бык с головой человека. Искусство не зря всегда требует деликатности от своих жертв. Оно ведь сродни палачу.
    Искусство паркетчика тонко и скурпулезно. Как под лупой часовщика. Паркетчиками становятся неординарные личности с гигантским даром воображения. Паркетное ремесло перекликается с куаферским мастерством таксидермиста, каждый раз причесывающего свои чучела по-другому. Как иначе, и тот и другой оживляют умерщвленные организмы, служа прежде всего Красоте.
    Мертвое дерево навсегда сохраняет структуру своей былой жизни, его текстура - это тату рощ и дубрав. Паркетчик - каждодневный участник сафари.
    Паркет входил в дворцовый, а потом и более широкий быт во Франции, Германии и России на протяжении мрачного и блистательного XVII века. Само слово восходит к обозначению возвышенного места в помещении для короля. Следовательно, шагая по паркету, мы обретаем поистине королевские привилегии.
    Что ж, расправьте плечи, надуйте пошире грудь - и вперед. Через тернии к звездам. Чем мы подлинней, тем мы банальней. Не бойтесь показаться (оказаться) банальными. Пол паркетный (равно как и мужской, и женский) - отнюдь не орнамент и не совокупность орнаментов.
   Линии и краски, по сути, ьесконечны, и только их творец (художник, паркетчик, творческая личность) может связать своей судьбой эти разнородные субстанции. Банальность не исключает подлинности.
    Паркетчик перекатывает в руках подзорную трубу вечности, он видит вензеля прошлого и узоры будущего, он всматривается в калейдоскоп своего настроения и выбирает ландшафт чужого интерьера. Древестная пудра осыпает парик его размышлений. Он всем своим существом увяз в ностальгии о семнадцатом столетии. Он стар и юн одновременно; Янус пола и потолка. Прав поэт: и рубль, и доллар, и обол не жаль отдать за винный ток, чтоб выпить за прекрасный пол и не унизить потолок.
    Дуб, тис, бук - аз, буки, веди. Повторение - мать учения. Искусство сродни палачу.
    Все стулья на местах. Мебель красного дерева. Стены - в зеркалах. Небо - в шелках. Ковры - бездонны.
    Я - статуя эбенового дерева. Ия - одна.
    В отчаянии я готова сдаться на милость татуировщику-паркетчику, пусть он разрисует меня в тон моей жизнерадостной вилле. Это лучше, чем веревочная петля, газ, пуля, нож, снотворное, алкоголь, секс, падение, автоаэрожелезнодорожноводноаварии.
    Паркетная кожа - тоже побег из реальности. Новая кожа, как новая любовь, отодвинет смерть.
    Я люблю тату. Я люблю паркет. Я люблю паркетное тату. Все остальное меня уже не волнует.
    Какой сладостный коктейль в моей голове! Какой паркетный коктейль на моей коже!
    Самое прекрасное в искусстве то, что в его потенциал заключена способность саморазрушения. Проще нет катастрофы, чем измена себе самому. Моему спасителю неведомы измены.
    Снег плавно переходит в дождь, а дождь - в град. Все течет, все меняется. Но для паркетной кожи нет старости.
    Купи себе весь мир, скажи, что ты - венец желанья. Все равно это будет ложь. Осколки разбитого вдребезги. Пепел прошлого.
    Есть лишь один алмаз, и он в руках татуировщика, который смешивает образ потустороннего с сегодняшним временем.
    Он - Пикассо дворцовых форм. Он вызывает во мне против воли желание плыть, беспредельно плыть, соединившись со временем. Он возвращает мне любовь к настоящему, надежду на будущее и веру в себя.
    Прекрасно право не свидетельствовать против самой себя, и моя новая паркетная кожа - моя индульгенция, отпущение былых грехов.
    Зенит и надир моих помыслов и вымыслов. Лебединая песня эпидермиса.
    Говорят, что каждый имеет татуировку, которой достоин. Если так, то я снова живу.

© Виктор Устинов. Фото: Владимир Мишуков. Стиль: Пиус Витковский. Бутик отделочных материалов "Нэксклюзив". "Антураж", N2(12), 2001.
Материал из "Tris`s Archives"