Бондаж.ру. Материалы о бондаже, доминировании, подчинении, садизме, мазохизме и фетишизме. Статьи по теории и практике БДСМ, библиотека, галереи, юмор, ссылки, форумы, открытки, обои и игры он-лайн
Главная
Теория
Практика
Атрибутика
Медицина
Литература
Публицистика
Право
Галерея
Кино
Музыка
Мода и дизайн
Развлечения
Обои
О сайте

Издания по алфавиту

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

Любовь и боль в жизни Джеймса Джойса

   Огромный интерес для исследователей "темных сторон" любви представляет жизнь и творчество знаменитого британского писателя ирландского происхождения Джеймса Джойса (1882-1941), автора блистательных и малопонятных романов "Улисс", "Портрет жудожника в юности", "Дублинцы".
   Застенчивый очкарик, Джеймс Джойс никогда не позволял себе ни одного бранного слова в присутствии женщин, но в своих произведениях доходил до глубин черной матерщины и сексуальных фантазий. Его шедевр, роман "Улисс", в 1920 году был запрещен в США и Великобритании за непристойность и оставался под цензурным запретом вплоть до середины 30-х годов.
   В юности Джойс часто проводил время в "Ночном городе". Так в Дублине назывался район, где сосредоточены были публичные дома. В "Ночном городе" Джойс и "стал мужчиной" в четырнадцатилетнем возрасте. Когда ему исполнилось двадцать лет, он решил никогда не иметь больше сексуальных отношений с проститутками, заявив, что отныне будет спать лишь с той женщиной, у которой "есть душа". Простая девушка Нора Барнакл, "женщина с душой", которую он выбрал, оставалась с ним (по краней мере, в душе своей, поскольку считается, что она никогда не изменяла Джойсу) до конца жизни.
   Она стала той самой женщиной судббы, о встрече с которой Джойс написал "То был первый случай, когда я не заплатил денег за любовь"... Тот день, когда они впервые "стали вместе" (по выражению писателя), а именно 16 июня 1904 года, превратился в нескончаемый и метафорически растянутый на всю историю человечества день, описанию которого посвящен гиганский роман "Улисс". Этот день до сих пор отмечается в Ирландии торжественными карнавальными шествиями по Дублину, "по джойсовским местам". Та памятная дата у почитателей Джойса приобрела даже собственное имя: "Bloomsday", по имени двух главных персонажей эпохального романа Леопольда Блюма и Молли Блюм.
   О том, что Джойс переживал нестандартные эротические желания (а он прожил большую часть своей "супружеской" жизни вдали от жены, в Париже, Триесте и Швейцарии), свидетельствуют его письма к жене Норе Барнакл, которые опубликовал лишь в 1975 году исследователь литературы Ричард Эллиман. Именно тогда вниманию публики явились некоторые письма и документы, ранее совершенно неизвестные. Ответные письма жены были утеряны, однако кое-что о них можно заключить из упоминаний Джойса.
   Он любил воображать себя слабым ребенком, нуждавшемся в Норе как в матери, и писал ей: "Я хотел бы, чтобы ты меня ударила или даже высекла. Нет, не в шутку, дорогая, а по-настоящему. Я хочу, чтобы ты была очень сильной, милая, и чтобы у тебя была большая грудь и большие толстые бедра [...]. Как бы я хотел, что бы ты отхлестала меня хлыстом, Нора, любимая!" (предположительно 13 декабря 1909 г.).
   В другом письме говорится: "Мне хочется, чтобы ты надела штанишки, такие, с четыремя слоями оборочек, доходящие почти до колен, с большими дырочками, сквозь которые проглядывало бы твое розовое тело [...] И мне хотелось бы задрать тебе верхнюю одежду, чтобы обнажить это самое белье с многослойными оборочками, и потом, оттянув их, нанесит тебе жгучий, страстный поцелуй в твою развратную гадкую попку и чувствовать при этом легкий аромат твоего кружевного белья, теплый дух твоих чресел и тяжелый запах твоей попки..." (6 декабря 1909 г.).
   Во многих своих письмах Джойс обращается к жене очень нежно, называет ее "синим васильком, на котором дрожат капли дождя" (2 декабря 1909г.). Но там же с нежными метафорами соседствуют грубые фантазии: "Я бы хотел подмять тебя под себя и трахать (как хряк трахает свинью), наслаждаясь твоей бесстыдно задранной одеждой и запахом, что исходит от твоих чресел и твоего зада, и еще твоим стыдом, что проступает румянцем на твоих щеках и выражается в спутанных волосах. [...] И еще я хотел бы, чтобы ты трогала мои ягодицы... или секла меня по ним..."
   Правда, многие исследователи склоняются к тому, что написание эротических писем к Норе Барнакл было предназначено отчасти помочь Джойсу в его занятиях мастурбацией (поскольку он жил всю вторую половину жизни в контенентальной Европе, а с женщинами вел себя стеснительно), но это не меняет одного главного обстоятельства. Ведь Джойс ее по-своему действительно любил! Только именно по-своему.
   Конечно, Нора, с небольшой грудью и довольно широкими бедрами, была неплохо приспособлена к роли властной повелительницы. Было в ней что-то маскулинное. Джойса она называла "глуповатым Джимом" и, увы, совсем не разделяла литературных и сексуальных странностей Джойса, не понимала его невероятных, на грани невозможного, экспериментов с языком (имеется в виду английский язык, а не его использование в сексуальных целях). в своих разговорах с друзьями и знакомыми она называла его "слабаком". Когда литературные произведения Джойса принесли ему мировую славу, Нора в беседе с репортером простодушно заявила, что почти и не слыхала о них. Автор "Улисса" прославился знанием тонкостей женской психологии (взять хотя бы знаменитый "поток сознания" Молли Блюм в "Улиссе"), а Нора всерьез утверждала, что Джойс "ничего не понимает в женщинах".
   И все-таки Нора оставалась верной Джойсу на протяжении всей их длительной совместной жизни, хотя иногда и признавалась друзьям, что Джойс хотел, "чтобы она изменяла ему с другими мужчинами, чтобы ему было о чем писать".
   В воспоминаниях английского писателя Джеймса Олдриджа, довольно игривых, можно встретить заметки о том, как он (автор мемуаров) наблюдал безудержное пьянство Джойса в период его пребывания в Париже. Но память, вероятно, всегда настолько же остра, насколько и небрежна, как нож под ребро. Джойс действительно прожил трудную и небеспорочную жизнь, но его словесное изображение секса, пожалуй, не превзошел пока ни один писатель XX века.
   Нет сомнений, что Джеймс Джойс, самый блестящий лирический певец Дублина (родом из Дублина были также другие знаменитые английские литераторы - Оскар Уайльд, Айрис Мердок и Джонатан Свифт, - но только для Джойса Дублин выступал обязательным литературным персонажем), страдал от невозможности изменить свою жизнь, в том числе и сексуальную. Он не имел, видимо, никаких гомосексуальных наклонностей, однако стремился к необычному самоутверждению через секс. Будучи стеснительным, Джойс вынужден был прибегать к услугам покупных женщин. А это, как показывает практика, требует немалых затрат. И в 1921 году, отчаянно нуждаясь в деньгах, Джойс продал рукопись своего главного романа "Улисс" американскому миллионеру.
   Но это ничего не меняет в самом Джойсе. Он вместе с романом не мог продать и себя самого. Того, которым он предстает в письмах к своей Норе, которую он, по большому счету, любил всегда (хотя и очень оригинальным способом). Уж если он готов был вытерпеть от нее порку хлыстом...

© Роберт Оганян. Из книги "Темная сторона любви". Материал из "Tris`s Archives"