Бондаж.ру. Материалы о бондаже, доминировании, подчинении, садизме, мазохизме и фетишизме. Статьи по теории и практике БДСМ, библиотека, галереи, юмор, ссылки, форумы, открытки, обои и игры он-лайн
Главная
Теория
Практика
Атрибутика
Медицина
Литература
Публицистика
Право
Галерея
Кино
Музыка
Мода и дизайн
Развлечения
Обои
О сайте

© примечания Дядюшки Шу

НАКАЗАНИЕ И КРАСОТА Японский бондаж (кинбаку), Масами Якита
примечания


Сикари
Для этого преступника вызывали в публичное место , где соответствующий чиновник отчитывал его за допущенный проступок. Провинившийся должен был являться не один, а с сопровождающим; обычно это был его гарант или куратор. Например, житель коммунального барака приходил вместе с управляющим , а приказчик лавки - с хозяином, жена с мужем, самурай с главой клана. Получив публичный выговор, провинившийся возвращался домой, писал покаянное письмо и подавал его в контору; то же самое делал его сопровождающий, и на этом процедура заканчивалась. Устные выговоры иногда сопровождались денежными штрафами. За самые легкие проступки вроде пьяной ссоры отчитывали не чиновники магистрата, а назначенные ими квартальные старосты.
Но это в общем, в разные периоды и районах они отличались по времени воздействия и количестве присутствующих.Более упорядочивание было в эпоху Токугавы. И хоть в 1882 году она была отменена, но все равно продолжала применяться.

Вернуться к основному тексту

Структура полиции того времени.

Самый главный это мати-бугё, самурай из высокого сословия. Это начальник полиции, судья и прокурор, ответственный за гражданские и уголовные дела. К примеру в Эдо их было два, так как было два округа северный и южный. И они чередовались, один месяц над городом "правил" северный в другой месяц южный.
У него в подчинении были ёрики. Самураи тоже высокого сословия, но ранг в полиции поменьше. У них была привилегия во время патрулирования могли ездить на лошади.
В подчинении у ёриков были досины. Досины самураи пониже и они вели всю в основном работу с населением, патрулировали, допрашивали принимали участие в задержании, расследованиях и казнях.
Все они составляли "магистрат(управу)" В конце XVIII века в штате мати бугё насчитывалось 17 должностей, общая численность сотрудников - около 100 человек.
У досин были помощники комоно, которые не были самураями и выполняли всю работу по патрулированию.
В помощь досинам были окаппики, часто бывшие преступники. которые выполняли роль шпионов и информаторов и выполняли розыскные действия. Окаппики оплачивались из кармана досин или конфискованного у преступников.
Так же досинам помогали микаши (гиокики) , это помощники полиции (охранники) которых нанимали сами жители для защиты конкретной местности.

В целом, картина выглядела так - в дзисинбан (офисе) сидел местный староста квартала (тё), он знал в квартале всех, со всеми имел контакт. Ёрики северного или южного мати-бугё (в зависимости от месяца), приказывал досин выступить на патрулирование. Выходил досин с 4-5 комоно, которые получали дзиттэ (вариант табельного оружия статуса) в ставке мати-бугё перед выходом на дежурство. К ним присоединялись окаппики.
Убийство подозреваемого при задержании считалось ошибкой полицейского - человека следовало арестовать и провести дознание по установленной форме, а уж потом решать, что с ним делать. После ареста за ним тоже присматривали, чтобы задержанный не мог себя убить и таким способом уйти от правосудия. С невооружёнными простолюдинами всё было более или менее просто - их настигали и вязали специально разработанными для этих целей узлами, так что для этого требовался лишь умелый полицейский досин и хорошая веревка. Надёжность узлов и систем вязки проверяли на уличных артистах со спецподготовкой, умевших высвобождаться из самых сложных переплетений. А вот захват вооружённого самурая требовал специальных приспособлений. С помощью которых его обездвиживали, а потом уже связывали
Задержанных вели в дзисинбан. Староста проводил опознание, свой или чужой. Если надо - снимали первый допрос. Потом тащили в о-бан'я (КПЗ около ставки мати-бугё). Там был повторный допрос. Если задержанный запирался или менял показания - то назначали пытки.
В токугавском правосудии для завершения следствия и вынесения приговора требовалось личное признание обвиняемого. Оно было совершенно необходимо, даже если имевшиеся улики определённо доказывали вину подозреваемого. Без признания вины приговор не выносили; для получения признания применялись пытки. По обычным преступлениям на пыточный допрос требовалось разрешение бакуфу (его выдавали госсоветники), но по самым тяжёлым статьям (убийство, поджог, разбой) решение о пытках принимал глава магистрата мати-бугё

Теперь немного о ходзёдзюцу ... так вот боевое которое применяли самураи и полицейское не знак равенства. Школы очень разные и знания не передавались полиции по простой причине ...
Причина заключалась в определённом отчуждении со стороны воинской элиты. В самурайской среде многие считали, что обращение оружия против преступников и постоянный контакт с ними так или иначе задевают идеалы кодекса чести и не вполне соответствуют предназначению настоящего воина.
Ну и полицейские особо не стремились чтоб приходили с стороны к ним. Формально обе полицейские должности( ёрики и досин) не передавались по наследству, однако на практике наследование имело место. Отцы заботились о том, чтобы их сыновья с детства овладевали необходимыми приёмами и навыками, и по достижении определённого возраста они часто оказывались самыми подходящими кандидатами на освободившиеся должности. Да и характерная для эпохи преданность семейному делу играла свою роль. Поэтому даже если пост начальника Городского магистрата доставался не особенно толковому удельному князю или хатамото, на борьбе с преступностью это сильно не сказывалось.

Вернуться к основному тексту